Журнал о культурной жизни Республики Башкортостан.

16+

Журнал о культурной жизни Республики Башкортостан.

16+

Свежий номер Подписаться Личный кабинет

МЕЧТА В СТИЛЕ CROSSOVER!

Звуки музыки

04.05.2018

13:05

«Большая честь — играть дома!», — комментирует своё выступление пианист Диас Каримов, представитель известной музыкальной династии, сын выдающегося композитора Айрата Каримова, стоявшего у истоков башкирской эстрады. Предтеча всему — многогранное творчество одного из классиков башкирской музыки, знаменитого деда, композитора Тагира Каримова.
Через призму поколений попытаемся проследить взаимосвязь музыкальных предпочтений семьи, способствовавших становлению Каримова-младшего — джазового пианиста, представляющего малознакомое для нас и редко встречающееся направление «кроссовер». Мой собеседник — Диас Айратович Каримов, доцент музыкальной академии Франкфурта-на -Майне (Германия).
Айгуль Усманова. Ваш нынешний визит на родину связан, прежде всего, с участием в жюри конкурсной программы детско-юношеского фестиваля «Путешествие в Джазленд». Сию благую миссию вы несёте второй год. Каков уровень подготовки в детском профессиональном образовании? В связи с этим уместно ли судить о состоянии джазового дела в образовательном процессе на территории отдельно взятой Уфы?
Диас Каримов. Этот фестиваль для меня родной. Когда-то я сам участвовал в «Джазленде». Год назад я отсмотрел 70 инструменталистов, пианистов в возрасте от 5 до 16 лет. В данном случае говорить о «чисто джазе», в большом понимании этого слова, нельзя. Ныне на конкурсе «Маэстро Джаз» имени Георгия Маркорова, если сравнивать его с прошлогодним, дети меня приятно поразили. Были яркие исполнители от 6 до12 лет. Их игра стала лучше, нежели у конкурсантов старших групп. Я прослушал 112 человек и каждому что-то пометил. Надеюсь, я никого не обидел своим решением.
Да, у меня есть диплом джазового пианиста. Но джаз — вещь очень индивидуальная. И потому говорить о какой-то системе образования, джазовой специализации, не приходится. Человек должен самообучаться. Нельзя джаз поставить на поточную систему образования. Кто-то играет в чём-то лучше, больше, у кого-то развита техника. У каждого свои сильные стороны. Что касается ансамблей, то работа такого рода — импровизационная, аранжировочная — дело вкуса. Если дети музицируют, поют джазовые стандарты — уже хорошо! Играющие джаз дети — всегда приятно!
А. У. Если бы целенаправленно шла джазовая специализация, тогда бы каждый второй играл джаз. Другое дело — как? То же и с художниками: нужно постичь азы академического рисунка, затем не просто познать традиционную живопись, а овладеть ею профессионально. А уж потом «специализироваться» по стилям и направлениям. Классическое, академическое образование — начало всех начал. Кто ваши учителя? Ведь вы, минуя училище искусств, поступили в академию искусств (ныне УГИИ).
Д. К. В ССМШ моим педагогом была Татьяна Ивановна Чистякова. В академии и аспирантуре учился у Нели Галеевны Хамидуллиной. Параллельно занимался со своим отцом — блестящим пианистом и композитором Айратом Каримовым. Фортепианная школа — его заслуга. Я мальчишкой на слух подбирал песни, большей частью эстрадные. Увлечение джазом произошло спонтанно: отец дал мне азы импровизации и приобщил к миру джаза. Я очень благодарен педагогам УУИ — Игорю Бурдукову, Анатолию Иващенко. С 17 лет я брал у них частные уроки: осваивал джазовую импровизацию, записывал теорию. Я благодарен им за это. Но была мечта изучать джаз профессионально.
А. У. Диас, напомните о том этапе вашей творческой биографии и педагогической деятельности в Уфимской академии искусств, когда там была создана кафедра джазового исполнительства и вы стали одним из первых преподавателей.
Д. К. Задумывалась идея создания эстрадно-джазового оркестра на базе академии, и Азамат Хасаншин пригласил меня пианистом. Мы на чистом энтузиазме устроили интереснейший концерт, фактически собрав биг-бенд, вышедший на сцену с благословения моего учителя по джазовой импровизации Анатолия Георгиевича Иващенко. Большой случился резонанс, и в деканате заговорили: почему бы не открыть джазовый факультет? Буквально через полгода (2006 г.) Азамат Данилович объявил о создании джазовой кафедры, где меня хотели видеть в качестве преподавателя джазового фортепиано, спецфортепиано. Мы составили первую программу и начали работать. Я горжусь тем, что был первым исполнителем. Пару лет спустя я уехал на учёбу в Германию…
А. У. Вы мечтали профессионально изучать джаз. Почему ваше джазовое сознание повернулось в сторону Германии?..
Д. К. В 25 лет моя демо-запись попала к пианисту, я считаю, лучшему в мире. Это легенда джазового фортепиано. Его ученики — Даниил Крамер, Миша Пятигорский, Валерий Граховский. Леонид Чижик — так зовут моего преподавателя, у которого я закончил Высшую школу музыки в Веймаре (Германия). Тогда у меня, академического музыканта, интерес к джазу был чисто интуитивный: почему кто-то может импровизировать, а мне это не знакомо? В ту пору я по шесть часов в день изучал немецкий язык, и ни о какой музыке речи не шло. Тяжёлое время, ибо перестроить себя после русского менталитета, войти в иное русло сложно. Очень сложно! Я усталый, вымотавшийся, было нечего есть, родни и знакомых нет… Но ведь я поехал туда за своей мечтой! Однажды я напросился к Леониду Аркадьевичу на урок. Захожу в класс — он разговаривает с кем-то из студентов и предлагает: «Давай поиграем». Я на всю жизнь запомнил этот момент! До этого считал, что что-то знаю о джазовых пианистах. Я был шокирован: такой техники, энергии, любви, страсти, теплоотдачи, такого свинга никогда не слышал! Я был просто инфицирован этой музыкой. Счастлив, что судьба подарила мне шанс общения с великим музыкантом. Леонид Чижик — это целый мир. Он в курсе всех моих дел, успехов, фестивалей.
Параллельно я занимался у Давида Газарова, великолепного пианиста из Баку, и у немецкого преподавателя Кристиана фон Дергольца. Но главный мой учитель — пианист Айрат Каримов. Я всегда прикидываю: а что бы сказал папа? У меня такая ответственность перед отцом.
А. У. Благодаря учёбе сына в Германии у самого Леонида Чижика, а также своей страстной любознательной натуре, Айрат Тагирович осваивал новое в пианизме. Сам увлёкся и кроссовером. Получается, он параллельно с вами учился… Жаль, что говорим о нём в прошедшем времени…
Д. К. Да. Со мной отец окончил ещё одну консерваторию… И музыка Айрата Каримова бессмертна. Но я всегда говорю об отце в настоящем времени.
А. У. Говоря об отце, вы не забываете о маме. Муза вашего отца, ныне ваша… Какова её роль в становлении вас как музыканта, как личности?
Д. К. Моя мама Римма Мазитовна — музыкант, хоровой дирижёр. Специально уволилась с работы, чтобы посвятить себя отцу. Её поддержка и вклад в моё воспитание неоценимы. Но я никогда не был маменькиным сынком. Она сумела подготовить меня к самостоятельной жизни в другой стране. Свою самостоятельность и состоятельность мне пришлось доказывать своей музыкой. Благодаря маме…
А. У. Вернёмся к музыке, композиции… Ваши произведения видят свет? Где они исполняются? Какую музыку вы играете за пределами Уфы?.. И что значит «кроссовер» в джазовом мире?
Д. К. Кроссовер — это сочетание, если говорить немузыкальным языком, к примеру, джипа и седана. Некое смешение. Джаз и классика, классика и джаз: разные трансформации. Здесь необязательно делать из классики какой-то приджазованный орнамент. Ведь каждый джазовый музыкант обладает своим миром: исполняя классическую музыку, может сыграть со «своим отношением», при том, даже не меняя нот. Что касается моих обработок каких-то композиций, то ещё в 2013 году я выпустил первый альбом «Respect» («Уважение») с музыкой Бетховена, Листа, Мусоргского.
Почему я выбрал это направление? Более 20 лет отдано академической музыке и сразу перейти в мир только джазовых стандартов или играть только свою музыку было бы нелогично. Классика всегда в моей душе… Как-то Леонид Аркадьевич сказал мне: «Диас, ты концертный пианист, и в твоём случае речь не идёт о клубной музыке. Твоё место на сцене». Сам он активно исполняет разную музыку. С Владимиром Спиваковым играл Моцарта со своими джазовыми каденциями, исполняет Чайковского. Он повторял: «Клубных музыкантов много, так же как и классических пианистов». В самом деле, взять, к примеру, Азию — там 150 миллионов концертных исполнителей! Все с прекрасным образованием, в любую секунду готовы дать сольный концерт. И все едут в Европу. Пройти такой «частокол» нереально: это конкуренция двух различных направлений.
Возьмём «кроссовер». Это провокация. Как минимум, вызывает интерес. Альтернативное направление, которое «неизбито». Это сочетание различных стилистик, в данном случае — классики и джаза. В мире, наверное, таких пианистов человек девять…
А. У. Диас Айратович, ваши пожелания вашим поклонникам, нашим читателям.
Д. К. Жизнь интересна, разно­образна. В мире много хорошей музыки, но не всегда она звучит по ТВ, на радио. Формируйте вкус. Живите, любите, будьте любимы!
0
22


0
Оставить комментарий